Наталья бонк изучение английского языка

СОДЕРЖАНИЕ
0
122 просмотров
29 января 2019

Бонк — лучший в мире учебник английского

Бывают люди — пароходы, люди — самолеты … улицы, города и даже звезды. Художественные книги тоже часто воспринимаются как субъекты: мы ведь часто говорим «дайте Чехова», а не «дайте рассказы Чехова». Но то, что бывают люди-учебники — это редкое и необычное сегодня явление. Учебник ведь вещь довольно-таки скучная, и их тьма-тьмущая. И если студент, например, придя в библиотеку, просит выдать ему, не абы что, а именно Бонка, значит, автор определенно заслужил, чтобы книжку назвали его именем.

Наталья Бонк лингвист старой школы

Так что же это за знаменитый учебник, и почему о нем до сих пор ходит столько восторженных отзывов, хотя написан он был еще в 1960 г? Во-первых, сразу оговоримся, что его автор — это на самом деле не мужчина, а женщина, поэтому фамилию Бонк склонять нельзя. Но это уже неважно: все равно в народе этот увесистый двухтомник по английскому по старинке называют Бонком.

Как рассказывает сама Наталья Александровна Бонк, учебник написан практикующими преподавателями (кроме Натальи Александровны в состав авторов вошли еще Котий Г. А., Лукьянова Н. А.), и это делает его бесценным. Связь учителя и ученика на уроке взаимообратная, и опытный преподаватель может почувствовать те традиционно трудные места в английском и объяснить их более доступно. Сегодня же учебники часто пишутся теоретиками, ни разу не сталкивающимися с преподаванием вживую.

Сама Наталья Бонк относится к ценным профессиональным кадрам, она филолог — лингвист высшей категории, и вся ее большая жизнь связана с языком. Наталья Александровна родилась в 1924 г., получила прекрасное образование: училась вначале в специализированной школе немецкого языка, затем закончила МПИИЯ (Московский педагогический институт иностранных языков), работала в группе переводчиков, преподает и сейчас на курсах для студентов Литературного института им. Горького. Таких интеллигентов по происхождению и по духу своему, трудолюбивых, преданных профессии сейчас осталось очень мало.

Если вы любите всему учиться

Для самостоятельного обучения это, пожалуй, лучший учебник, так как в нем есть все разделы (фонетический, лексический, грамматический), а также много закрепляющего практического материала. Вы научитесь четырем вещам: говорить, слушать, читать и писать, без которых невозможно качественно знать английский. Первая часть пособия состоит из вводного, и основного курса, поурочного словаря и справочной грамматики. В вводном курсе очень много теории, используются обиходные слова и даются самые необходимые грамматические правила, как например все спряжения глагола to be во времени Indefinite и Соntinuous. Автор с первых же уроков учит лексике, умению строить диалог, поэтому преподавание фонетики, лексики ведется одновременно и последовательно, с азов и до самого верху.

Когда книга была издана, народ не был еще избалован тем разнообразием средств, которые есть сегодня для изучения английского: ни интернета, google- переводчика, ни видеокурсов не было тогда и в помине. Поэтому в учебнике много внимания уделено произношению и интонации, специфической в английском языке. Наталья Александровна и ее коллеги от руки рисовали схемы, где стрелочками, черточками, точками указывали тональность каждого слова. Все это очень трогательно и показывает, как же добросовестно старые учителя относились к своему предмету.

Особенности учебника английского языка

В основном курсе упор делается на лексику. Он целиком состоит из уроков, в начале которых -текст, затем диалоги и фразы, грамматические пояснения к тексту и упражнения трех разных видов:

  • первичного закрепления
  • лексико-грамматические
  • развивающие навыки.

Такая схема обучения очень эффективна: одновременно учишься не только переводить и понимать текст со всей грамматикой, но и самостоятельно вести диалог. Словарь и грамматический справочник «привязаны» к каждому уроку в отдельности, то есть содержат те слова и тот грамматический материал, которые появляются по мере обучения. Очень удобно и быстро запоминается. Учитель, казалось бы, выжимая все соки из ученика, в то же время дает ему ключики от всех дверей — только учись, не ленись заглядывать в словари и справочники!

Если первая часть только учит вести диалоги на элементарном уровне, то во второй автор дает уже более сложные уроки по лексике. Диалоги ведутся не только на бытовые, а и на отвлеченные, общественные, культурные темы, тексты содержат отрывки из произведений писателей. Продолжаются пояснения по грамматике: под «закуску» оставлены разные виды глаголов и наклонений. Тоже есть справочная поурочная грамматика, много таблиц, и конечно же словари, словари, непрерывные словари… В них, кстати Наталья Александровна до сих пор заглядывает, чего и вам советует: больше знаешь — больше можешь понять.

Выход учебника Английский шаг за шагом

В 2001-м году был выпущен второй Бонк «Английский шаг за шагом». В нем фундамент остался тот же, но автор изменила принцип построения фраз и диалогов, сделав их неформальными и более живыми и приблизив к современному английскому. Обучение разговору идет с первого же урока. Учебник очень доходчив и заслужил хорошие отзывы учеников, студентов и просто тех, кто сам привык учиться. Лучше всего о нем сказала сама Бонк:

Его легкость в «прозрачности» линейной структуры: проходи в той последовательности, в которой он написан, доверься учебнику — не прогадаешь

Вообще охарактеризовать книгу можно одним словом — самодостаточность. Та добросовестность автора, с которой сделан это труд, превратила его в то пособие, по которому можно выучить язык, находясь даже в дремучем лесу или в Антарктиде. Понятность же и доступность обучения дают возможность изучить английский людям любого возраста.

А мы учимся по Бонку.

Иногда я понимаю, что вообще ничего не понимаю. Недавно разговаривала с одной девушкой, которая просто взахлеб рассказывала о том, какого она нашла замечательного преподавателя по английскому, как та все доходчиво объясняет, как от ее занятий «прям сразу польза чувствуется». Я до этого не спала толком пару ночей, поэтому рассеянно кивала и поддакивала, не особо вникая в сказанное. Пока не услышала «Мы по Бонку учимся. ». И тут я не только моментально проснулась, но и уронила челюсть на пол. Все тактичные попытки намекнуть на то, что стоит задуматься о смене преподавателя, т.к. грамотный специалист просто не может в наши дни работать по этому учебному пособию, с треском провалились.

Я думала, что в 2012 году «по Бонку» уже никто не учит. Оказалось, что учит. Причем, после изучения данного вопроса оказалось, что учит много кто. Причем пользуясь огромным успехом у учеников. Мдя. А я тут со своими подкастами, нестандартным подходом к грамматике, обучением без учебников, новейшими учебными пособиями . В такие моменты я чувствую себя полной дурой. Которая все время забывает, что спрос на услуги нельзя создать, можно только удовлетворить имеющийся на рынке спрос. А народу нужен Бонк. (Но ЭТО же не всем нужно, правда? Ну правда, а?). В общем, я злая, и сейчас буду выпускать пару. Итак, немного о данном учебнике. По мотивам беседы с выше упомянутой девушкой пунктам.

1. Если уж на то пошло, не «по Бонку», а «по Бонк». Основной автора учебника — женщина, зовут ее Наталья Александровна Бонк, фамилия не склоняется.

2. Все разговоры про «все по этому учебнику учились, и ничего, выучились» — полная ахинея. Да, все по нему в свое время учились. Но не потому, что он хороший, а потому, что альтернативы просто не было. Вообще не было. Никакой. Сейчас выбор учебных пособий просто огромен, полное их игнорирование — признак косности, нежелания идти вперед. То, что многие преподаватели до сих пор предпочитают объективно плохой, но такой привычный и комфортный для них учебник. Ладно, не буду дальше брызгать ядом. Пусть это останется на профессиональной совести этих самых преподавателей.

3. Все разговоры про «Бонк — это знак качества. Только по этому учебнику можно выучить грамматику, и заложить основы языка. Все современные коммуникативные пособия — цветная ерунда, ничему не учат, а если и учат — то только в стране изучаемого языка. » — еще бОльшая ахинея. Это не знак качества, это скорее нещадно эксплуатируемый бренд. Неточностей, ляпов и просто откровенных ошибок в учебнике Бонк очень много. Более того, представленный там язык -это не просто рунглиш, это часто просто нечто, не имеющее к живому, настоящему языку никакого отношения. Зачем, ну вот зачем ЭТО учить. Если преподаватель постоянно работает над собой — читает, смотрит фильмы, слушает радио, не пренебрегает современной методической литературой, то он просто не сможет заниматься «по Бонку». Слишком очевидными становятся все недостатки этого учебника.

Впрочем, все выше написанное — это не критика Натальи Александровны лично. Ни в коем случае. Она талантливый педагог и лингвист. Ее учебник не ужасен сам по себе. Просто это продукт своего, советского, очень далекого и очень специфичного времени. Когда ничего лучшего в плане изучения английского языка, наверное, и появиться не могло. Но сейчас его место — на полке, в качестве музейного экспоната, а никак не в классной комнате.

Кстати, интервью с Натальей Александровной можно посмотреть здесь: . Интеллигентная, мягкая, очень приятная в общении дама. Эх, хотела бы я в ее возрасте также ясно мыслить.

Вам также могут быть интересны следующие статьи:

Понравилась статья? Подпишитесь на обновления по e-mail!

Абсолютно согласна. Во многом причина того, почему в России никак не заговорят по-английски, лежит в патримониализме и навязывании отечественных авторов учебников английского (да и других языков), тогда как научиться той же грамматике можно лишь по учебнику, написанному носителями. Только в этом случае можно избежать рунглиша и элементарных ошибок. Навязывание «отечественного производителя» — это, во многом, политическая проблема. Но что мешает тем же российским авторам учебников английского повысить квалификацию, так сказать? Ведь значительная часть недочетов наших учебников (особенно знаменитых Бонк и Верещагиной) заключается в том, что системные аспекты в учебниках, переизданных в 2000-е (т.е. в эру открытого информационного пространства) не изменились, а ушли лишь анахронизмы, типа «comrade Stalin» 🙂 Недавно смотрела интервью Бонк по телеканалу «Россия». Мало того, что в начале передачи прозвучала реклама ее учебников с участием известных актеров, так еще и на вопрос про критику ее учебников госпожа Бонк лишь посетовала, мол, люди злые, а она ни при чем! Вот так! Покуда советская идея о том, что у нас преподают британский английский с истинным британским акцентом не сменится более самокритичным подходом к оценке качества подготовки самих наших преподавателей английского, ничего не изменится. И будем мы говорить на якобы «британском» английском, не умея элементарно понять о чем идет речь в кино или спросить дорогу заграницей. Хотя пока наших лингвистов и учителей английского обучают по Бонк, ничего не изменится!

Не поверите, то и в 2014 году учатся по учебнику Бонк Н.А.

Причем в магистратуре, правда не лингвистической. После опыта обучения в московких и американских языковых школах я не могу воспринять этот учебник/подход. Идет просто взрыв мозга. 🙁 Хоть иди и сдавай TOEFL или IELTS, а потом умолять деканат зачесть это как экзамен

Честно говоря, верю с трудом. Это где такое происходит, если не секрет?

Методики, позволяющей выучить иностранный язык без труда и быстро, нет и быть не может

«Я буду говорить по-английски через три месяца? А понимать буду? Если вы это гарантируете, записывайте меня в группу. » — примерно такие слова каждый день слышат администраторы многочисленных курсов иностранных языков. И зачастую обещают, что их преподаватели научат говорить кого угодно в кратчайшие сроки. Клиент же верит в чудо. Многим из тех, кому иностранный язык понадобился для сугубо практических целей (работа в инофирме, тур за границу, эмиграция и проч.), почему-то кажется, что его можно выучить быстро и без труда. Нужно лишь обратиться к преподавателю — «доброму волшебнику», и «языковой барьер» отпадет сам собой.

Вера в волшебство укрепилась с отходом от советского опыта обучения иностранным языкам, которое было ориентировано на пассивное знание. Любые материалы для занятий языком были выверены идеологически, героями школьных учебников были советские дети Anna Stogova и Petya Petuhov, колхозники и ударники соцтруда. Тексты же для студентов подбирались с учетом профиля конкретного вуза. В результате наш человек мог поговорить о соцсоревновании в деревне или подготовить насыщенный лексикой доклад для научной конференции, но был бы катастрофически неспособен объясняться за границей. Впрочем, с чего бы он там оказался в те времена.

Первым пособием, «отличным от других», стал двухтомник английского языка, изданный в 1960 году; одним из его авторов была профессор Наталья Бонк (в народе пособие окрестили «учебником Бонка»: изучавшим язык не приходило в голову, что Н.А.Бонк — женщина). Учебник относился к сверхдефицитным товарам, и его отдельные части даже ходили в списках. Беспрецедентный успех был вызван простым и удобным построением уроков, обилием повседневной лексики и минимальным количеством идеологических «наворотов». По сути, Наталья Александровна и ее соавторы «оптимизировали» привычную методику, создав лучший для тех времен учебник английского, который по сей день считается эталоном традиционной методики. На курсы, где учили «по Бонку», толпами шли старшеклассники, студенты, инженеры, ученые — все, для кого уроки иностранного языка в школе или вузе оказались пустой тратой времени. И это вопреки внушительным срокам обучения: стандартный курс «Бонка» был обычно рассчитан на два года, и трехчасовые занятия на курсах надо было посещать три раза в неделю. Кто быстрее? «В конце 80-х — начале 90-х годов появилось новое требование к обучению иностранным языкам — скорость, — говорит Елена Новикова, завкафедрой английского языка Института бизнеса и делового администрирования. — Язык нужен был людям если не сегодня, то завтра. Причем они были готовы платить за обучение любые деньги. Спокойное и размеренное совершенствование уже мало кого устраивало».

О быстрых способах обучения иностранному языку отдельные лингвисты задумывались еще в советские времена. Вдохновителем разработчиков новых методик стал болгарский психотерапевт Георгий Лозанов, посетивший вместе со своими коллегами Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза в конце 60-х годов. Лозанов продемонстрировал, как с помощью системы психологических приемов — внушения, привлечения внимания и пр. — можно обучать иностранному языку за 24 дня. По истечении этого срока ученики Лозанова и впрямь начинали бегло говорить и читать. «Его уроки превращались в захватывающие театральные спектакли. Отличие от традиционных методик было в том, что учитель относился к своим ученикам как к друзьям и партнерам», — вспоминает Галина Китайгородская, декан гуманитарного факультета Международного университета, в те времена аспирантка иняза. Методикой Лозанова всерьез заинтересовались два человека: Галина Китайгородская и преподаватель иняза Игорь Шехтер. Позже Китайгородская прошла стажировку у Лозанова, Шехтер съездил к нему для обмена опытом в составе советской делегации. Однако созданные ими методики, позволяющие обучать языку в предельно короткие сроки, содержали в себе лишь элементы лозановской суггестопедии. Шехтер исходил из того, что говорить на любом языке — естественное свойство человека, поэтому не видел необходимости в изучении грамматики. Главная составляющая обучения «по Шехтеру» — диалоги в группе, и задача преподавателя — грамотно их организовать. (Полный отказ от грамматики, впрочем, давал сбои. В Лингвистической школе общения «Система-3», созданной в начале 90-х и работающей «по Шехтеру», между тремя уровнями обучения языку стали вводить так называемые грамматические сессии: в течение нескольких уроков студенты штудируют правила.) Китайгородская также делала упор на развитие разговорной речи, но не отказывалась от грамматики, которую использовала для обобщения пройденного материала. Как и Лозанов, роль преподавателя она видела в другом: собственным артистизмом «заразить» студентов, превращя каждый урок в театральное представление, которое запоминается если не на всю жизнь, то надолго.

Метод Китайгородской стал научно обоснованной концепцией — диссертации по нему защитила она сама и десятки ее аспирантов. В отличие от учебника Натальи Бонк пособия Шехтера и Китайгородской не стали бестселлерами — их невозможно было использовать как самоучители, и эффективно обучать с их помощью мог только подготовленный преподаватель. Шехтер в советские времена испытывал трудности с внедрением своей концепции. А Китайгородская уже в конце 70-х стала признанным «светилом»: возглавила кафедру в МГУ, а в 1986 году указом генсека Горбачева при МГУ был открыт Центр интенсивного обучения иностранным языкам союзного значения. Концепции Шехтера и Китайгородской представляют собой разновидность коммуникативного метода, формула которого — обучение общению через общение. А зарубежный «коммуникатив», в отличие от российских авторских школ не имеющий научной и философской базы, завезли из Европы и США в начале 90-х годов вместе с первыми учебниками, рассчитанными на студентов из любой страны мира. Информацию о курсах английского, использующих «коммуникатив», сегодня можно встретить в России на каждом шагу, — рекламные листовки EF (English First), Language Link, «ВКС» и прочих образовательных компаний, которыми забиты почтовые ящики москвичей, дополняются газетными объявлениями курсов при вузах, учебных центрах или зарубежных организациях (Британском совете, Немецком и Французском культурных центрах). В начале 90-х на рынке появились в изобилии также методики, основанные на восприятии иностранного языка на слух (обучение за рулем, кассеты Илоны Давыдовой и проч.) и весьма успешно эксплуатирующие веру студентов в чудеса. Впрочем, в них вскоре разочаровались — ничем не подкрепленное запоминание слов и выражений не могло привести к ожидаемым результатам.

И по сей день самым эффективным большинство педагогов-лингвистов считают «коммуникатив», и критика традиционных методик — правило хорошего тона. «Традиция» работает так: в рамках одного урока студенты сначала «проходят» грамматику, потом лексику, затем выполняют упражнения на закрепление. «Искусственно созданные упражнения не формируют пользователя языка», — замечает Галина Китайгородская. «Традиционный метод — слишком долгий путь к умению общаться, — подтверждает Елена Новикова. — Многие не доходят до его конца». «Человек, обучавшийся по традиционной системе и не имевший возможности «погрузиться» в языковую среду, строит фразы на основе русского языка, не преодолев барьер внутреннего перевода», — считает директор «Системы-3» Арнольд Рубинштейн.

Отдельный объект критики — традиционные советские учебники с их устаревшими текстами и бледным оформлением (авторы вряд ли задумывались о том, чтобы вызвать интерес у студентов). «Учебник Натальи Бонк имел успех, потому что в нем была выхолощена английская идиоматика, — утверждает профессор Московской международной школы переводчиков Калерия Мичурина. — Все было предельно просто: меня зовут Иванов, я инженер, я работаю в Министерстве внешней торговли. Студентам казалось, что по структуре английский язык очень похож на русский, и для того, чтобы им овладеть, нужно лишь выучить новые слова». Коммуникативные методики предлагают изучать язык по принципу «с точностью до наоборот». Вместо скучных учебников на плохой бумаге — глянцевые книжки с картинками, интересными текстами и даже комиксами дополнены специально подготовленными рабочими тетрадями и набором аудиокассет. Для российских преподавателей зарубежные учебники стали настоящим открытием — тот, кто хоть раз поработал по английским учебникам Headway и Streamline, навсегда забывал о «Бонке». «Учебники, подобные Headway, равномерно развивают у студента четыре необходимых навыка: восприятие на слух, речь, чтение и письмо», — говорит Елена Новикова.

На изучение теории языка обычно отводится мало времени. «Для наших преподавателей самое важное — научить студентов выражать свои мысли на английском, а не зазубривать правильные формы», — говорит гендиректор представительства шведской компании EF в Москве Бернард Шерер (EF обучает английскому во всем мире по единым учебникам). На занятиях в EF грамматика не является самоцелью, а предлагается лишь в связи с какой-либо темой. Например, одна из тем седьмого уровня (всего одиннадцать уровней) — культурные особенности разных стран; в рамках этой темы изучаются степени сравнения прилагательных.

Однако коммуникативные методики не универсальны. Традиционный метод учил писать и говорить правильно — выпускник двухгодичных курсов скорее промолчит, чем произнесет неверную фразу. «Коммуникатив» же «развязывал язык», но привычку говорить грамотно не прививал. «Студенты, которые приходили к нам после некоторых коммуникативных курсов, очень бойко говорили на языке, и их речь была чрезвычайно замусорена», — говорит Калерия Мичурина. «Если языковая среда отсутствует, навык общения, приобретенный в ходе обучения коммуникативным методом, утрачивается очень быстро», — признает Елена Новикова.

Существенным минусом языковых школ, открытых в 90-е годы, стало массовое привлечение педагогов — носителей языка (сейчас спрос на них упал). Но преподаватель-иностранец не в состоянии понять запросы русскоязычной аудитории и спотыкается на трудностях, вызванных особенностями русского языка. Например, по-русски можно сказать: «Мы с женой пошли в театр», и студенты норовят дословно перевести эту фразу на английский (We went to the theatre with my wife — вместо правильного: My wife and I went to the theatre). Англичанин не понимает, почему они говорят именно так, а русский преподаватель устранит подобную ошибку без труда. Зачастую педагоги-носители — подобно французам, приезжавшим в Россию в XIX веке, — оказывались вовсе не педагогами (для того чтобы получить сертификат преподавателя английского как иностранного, англичанину достаточно пройти месячный курс). Вообще специалисты считают, что прибегать к помощи иностранцев стоит, лишь если владеешь языком на достаточно хорошем уровне.

Засилье «коммуникатива» повлекло за собой реакцию рынка — стали вспоминать о грамматике. Санкт-петербургская Denis School (название по имени ее основателя — Дениса Рунова), открывшая представительства в других крупных российских городах, делает акцент на системном обучении английской грамматике.

Куда податься?

«Самое уязвимое место многих курсов в том, что они не декларируют свои цели. Считается, что они учат языку вообще, но так не бывает, — размышляет Калерия Мичурина. — По такому же принципу работают школы и многие неязыковые вузы. Но ведь за отведенное время освоить все элементы языка невозможно, поэтому результаты оставляют желать лучшего. И когда русские говорят иностранцам, что учили язык десять лет — шесть в школе и четыре в вузе, — те недоумевают: почему же они говорят так плохо?» Мичурина считает, что перед началом любого курса обучения языку надо четко обозначать цель, и ею необязательно оказывается коммуникация: «Может быть, человеку не нужна разговорная речь, он хочет смотреть CNN и читать Агату Кристи в оригинале, то есть ориентирован на пассивное восприятие. Тем, кто хочет сдать TOEFL (тест на знание английского, используемый при поступлении в американские университеты. — «Итоги»), язык также нужен лишь на уровне узнавания. А в школах нужно обучать системе и логике языка, чтобы человек не пытался употреблять русские формы в английских или немецких предложениях. После этого он сможет двигаться в любом нужном ему направлении». Кстати, в других странах обучение языку в школах обычно имеет конкретную цель — например, в Финляндии упор делается на разговорную речь, а в Японии — на пассивное восприятие (туристы-японцы, оказываясь в англоязычной стране, мало говорят по-английски, зато все понимают).

Зачастую платные курсы иностранных языков берут всех — входное тестирование служит лишь для того, чтобы определить человека в ту или иную группу. Исключение составляют курсы Китайгородской — здесь декларируются задачи каждого уровня, а по результатам собеседования не принимают людей замкнутых, не расположенных к общению. На курсы Шехтера, по словам Арнольда Рубинштейна, не стоит идти людям «с бухгалтерским мышлением», которым необходимо с первых дней раскладывать по полочкам все элементы языка.

Независимой экспертизы курсов иностранных языков и тем более рейтинговых сравнений пока что никто не проводил (исключение — экспертиза кассет с так называемым скрытым сигналом Илоны Давыдовой, проведенная «Известиями» несколько лет назад, в ходе которой выяснилось, что никаких «скрытых» сигналов нет). Существующие не первый год курсы иностранных языков так или иначе нашли свое место на рынке. На их коммерческий успех могут повлиять агрессивная реклама, вывеска престижного вуза или другой солидной организации, умело созданный имидж, репутация в деловых, вузовских кругах и эффективность «беспроволочного телеграфа» (положительных отзывов тех, кто уже отучился). А успех конкретного студента по-прежнему зависит не столько от методики, сколько от его преподавателя, а также от собственных способностей, усидчивости и мотивации.

Источники: http://englishfull.ru/uchebniki/bonk-uchebnik-angliyskogo.html, http://tutorblog.ru/book-review/uchebniki/a-my-uchimsya-po-bonku.html, http://www.native-english.ru/articles/no

Комментировать
0
122 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Английский язык
0 комментариев
Английский язык
0 комментариев
Английский язык
0 комментариев
Adblock detector
-->